За підсумками бюджетної ночі можна сказати одне: те, що вносив Мінфін, і те, що прийняли депутати — різні документи. Бюджетний пакет знову став жертвою політичних домовленостей.(Рос.)

Верховная Рада приняла проект бюджета на следующий год.

Вывод бюджетного процесса такой: отказаться от старых привычек власть не заставит ни полная процедура рассмотрения бюджета, ни все обещания сделать бюджетный процесс более прозрачным и понятным.

Доказательств тому несколько.

Во-первых, бюджетную ночь никто не отменял. Депутаты традиционно приняли бюджет в 4.52 утра.

Во-вторых, политические договоренности оказались дороже прозрачности, и стиль работы депутатов это подтверждает.

Бюджетный процесс текущего года условно можно разделить на два этапа. Первый с 15 сентября (дня регистрации проекта сметы в парламенте) до 18 декабря. Второй — последние два дня.

Неделями депутаты работали в рабочих группах и согласовывали малейшие детали и изменения в Бюджетный и Налоговый Кодексы с Минфином. Однако в последние два дня ради политических договоренностей и бизнес-интересов все начало меняться со скоростью света.

По итогам бюджетной ночи можно сказать одно: то, что вносил Минфин, и то, что приняли депутаты — это разные документы.

Бюджетный пакет за последние сутки максимально оброс “хотелками” и стал жертвой политических договоренностей.

Основные дискуссии по этому поводу происходили в профильных парламентских комитетах, договаривались лично с президентом, премьером и экс-премьером Арсением Яценюком.

Как собирали голоса

Поскольку решение о голосовании бюджета во вторник было принято только в понедельник вечером, перед коалицией стояла непростая задача — очень быстро найти голоса.

Как и водится во времена премьерства Владимира Гройсмана, кроме мобилизации БПП и НФ возник вопрос, как “задобрить” других “неформальных союзников”.

Собственно, на это и ушел почти весь день вторника, 20 декабря.

Уже традиционно переговоры с группами “ситуативных союзников” взял на себя друг президента, заместитель главы фракции БПП Игорь Кононенко.

Его за этот день видели в компании многих влиятельных людей из всех групп и фракций Рады. Иногда переговоры велись прямо в сессионном зале. Так, около 18.00 вечера Кононенко долго и с интересом о чем-то договаривался с лидерами “Воля народа” Ярославом Москаленко и Степаном Ивахивым в ложе официальных делегаций.

На вопрос УП, о чем был разговор, Кононенко ответил, что часто разговаривает со многими депутатами. Мол, работа у него такая.

У сбора голосов за бюджет была своя изюминка. Как рассказал УП влиятельный источник в президентской фракции, это голосование было “тестом для Гройсмана”.

“Это его бюджет, вот пусть он и собирает под него голоса. Посмотрим, справится ли он “, — сказал он.

И Гройсман действительно активно включился в эту работу. Он, фактически без перерывов был в Раде едва ли не с обеда вел переговоры с различными силами в Раде.

Ближе к полуночи к нему приехала еще и очень серьезная “группа поддержки” — президент Петр Порошенко и экс-премьер Арсений Яценюк.

Как рассказали УП очевидцы этих переговоров, Порошенко разместился в кабинете спикера Парубия, а Яценюк и Гройсман вдвоем засели в каминном зале Рады.

Переговорщики от различных сил заходили сначала к президенту, а после шли на “согласование позиций” уже к паре премьеров.

“Чего приехал Порошенко? Вариантов два: либо разделить радость, или усмирить особенно непокорных “союзников”. Как вы понимаете, радоваться пока нечему”, — пояснил один из собеседников в БПП.

Наиболее несговорчивыми оказались двое лидеров олигархической группы “Возрождение” Виталий Хомутынник и Евгений Геллер, которые чуть ли не до самого момента голосования не могли все “согласовать”.

“Ляшко приходил один раз и ушел довольный. Ярослав Москаленко вышел от президента, едва не сияя. А эти вот все ходят и ходят”, — шутя описал ситуацию один из собеседников в НФ.

В итоге и “радикалы”, и “Воля народа” и “Возрождение” свои голоса за бюджет таки отдали.

Уже перед самым голосованием Геллер и Хомутынник возбуждено что-то обсуждали в сессионном зале, Хомутынник втайне показывал какие-то цветные схемы на телефоне, постоянно оглядываясь на ложу прессы.

Нашлось 5 голосов и в “бизнес-крыле” “Самопомощи”. В целом же фракция резко критиковала бюджет Гройсмана и большинство ее депутатов за него не голосовали. Но несколько человек из “Самопомощи” принимали активное участие в бюджетном процессе и в итоге выбили себе право проголосовать, а такое в “Самопомощи” случается нечасто.

“Мирошниченко (нардеп от “Самопомощи” Иван Мирошниченко, ЭП) хочет проголосовать, и я его понимаю. Он несколько месяцев “выбивал” эти деньги на село, как ему теперь не голосовать”, — объяснял один из лидеров фракции перед голосованием.

Фракция Юлии Тимошенко последние недели характеризовала проект бюджета не иначе как “геноцид” и “зачистка Украины от украинцев”. Разумеется, за него не голосовала.

Не дал ни одного голоса и “Оппозиционный блок”, хотя в кулуарах собеседники в БПП рассказывали, что большинство желаний акционеров “ОБ” были учтены, кроме, например, уменьшения расходов на армию.

Налоговый комитет: в спорах с истиной сложно

Площадкой для самых жарких дискуссий стал Комитет по вопросам налоговой и таможенной политики Нины Южаниной. Не было согласия по ключевым законопроектам так называемого “бюджетного комитета”, от которых зависело принятие бюджета.

Речь о законопроекте №5132 — поправки в Налоговый кодекс по изменению размеров акцизов и ставок на добычу ископаемых, и законопроект №5368 — касается администрирования налогов.

К рассмотрению во втором чтении комитет готовил их два дня — 19 и 20 декабря.

В первый день депутаты принимали решения по поправкам, отказываясь от согласованных аграрным комитетом предложений, а также игнорируя позицию Минфина. Во второй день — отменили или же модифицировали свои решения.

Споры велись по следующим ключевым вопросам.

Рента. Борьба за рентные ставки велась сразу по нескольким направлениям.

Депутаты Виктория Войцицкая (“Самопомощь”) и Ольга Белькова (БПП) настаивали на стимулирующей ставке ренты на газ для новых скважин в размере 12%.

“Мотивация этой ставки — привлечь крупных игроков и создать стимулирующие условия для добычи для “Укргаздобычи”. Иностранные инвесторы не идут на различные манипуляции, не хотят встречаться с политиками и договариваться. Они хотят зайти на рынок, работать”, — объяснила ЭП Ольга Белькова.

Депутаты опасались, что ставка 12% приведет к перетеканию существующих скважин в новые. “А это плохо? Если мы через определенный срок перейдем на новые скважины, и будем развивать добычу — разве это плохо?”, — задавалась вопросом в разговоре с ЭП народный депутат.

Эту норму поддержал также НАК “Нафтогаз Украины” и ряд крупнейших компаний. Среди них Арабский энергетический альянс ЮЭЙ, Burisma Group беглого экс-министра Николая Злочевского, JKX Oil & Gas, Западнедрасервис, Куб-газ, Смарт-Энерджи, “Укрнафта”, “Укрнафтобурение”.

Собеседники ЭП на рынке считают, что в первую очередь такое предложение выгодно государственной “Укргаздобыче”, поскольку у компании на следующий год планы по открытию новых скважин.

В понедельник 19 декабря комитет принял соответствующую правку, а уже во вторник отменил под предлогом того, что вместо стимулирования сниженная ставка приведет к незаконному переходу на низкие ставки всех скважин и недопоступлениям в бюджет.

Вместо этого депутаты приняли поправку нардепа “Народного фронта” Олега Крышина о применении сниженной ставки ренты до 2% для добычи с труднодоступных пластов для всех добытчиков. Определить труднодоступные скважины должен будет Кабмин.

Крышин провел эту замену с формулировкой “по другому не сбалансируем бюджет”. Загвоздка в том, что расчетов Минфина о влиянии на бюджет ни первого, ни второго варианта не было.

Поправка о 2% тут же обрела репутацию коррупционной схемы, которая позволяла бы Кабмину в ручном режиме регулировать допуск компаний к льготному режиму налогообложения.

В итоге ренту для добычи с труднодоступных пластов снял в сессионном зале премьер-министр Владимир Гройсман из-за коррупционных рисков, связанных с ней.

Изюминка в том, что премьер снял ее в законопроекте №5132, но поправка внезапно появилась в другом проекте из “бюджетного пакета” №5368, и депутаты ее поддержали.

После голосования у депутатов остались вопросы по этой поправке. В разговоре с ЭП Нина Южанина отметила, что поправка все же отменена. Официальной позции Минфина нет.

Акцизы. Комитет поддержал увеличение ставки на спирт на 12%, вместо планируемых 20%. Оговаривалось, что отказ от повышенной ставки возможен, если производители не сократят объемы производства и соответственно не произойдет сокращения налоговых поступлений.

Планировалось даже подписать с МЭРТ меморандум об этом, но не сложилось. В итоге в сессионном зале депутаты проголосовали за повышение акцизов на спирт на 20%.

Показатель коэффициента, который учитывается при определении нормативно-денежной оценки земли, стал предметом самых жарких споров.

Любое изменение коэффициента сулило потери для бюджета от земельного налога (коэффициент учитывается при определении его сумм) и платы за аренду земли.

Позиция министерства финансов свелась к тому: уменьшаем коэффициент — уменьшаем поддержку аграриев в следующем году. В результате для нормативно-денежной оценки земель несельхозхозяйственного назначения депутаты установили коэффициент 1,06, сельхозземель – 1, для четвертой группы плательщиков единого налога – 1,14.

Отдельная порция дискуссий была связана с поддержкой аграриев. В понедельник депутаты приняли поправку Олега Крышина и ввели ограничение: размер дотации одному предприятию не должен превышать 150 млн грн.

На заседании комитета во вторник соответствующий вопрос был пересмотрен по инициативе главы Нины Южаниной. В результате депутаты поддержали предложение о введении соответствующего ограничения с 2018 года.

Позже депутаты уже бюджетного комитета определили, что именно в 2017 году дотация будет распределяться пропорционально сумме стоимости реализованной продукции.

Сюрпризом от Минфина стало предложение изменить правила налогообложения лотерей.

“Ключевой подход в изменении налогообложения состоит в том, что мы четко определяем, что такое доход субъектов, которые осуществляют выпуск и проведение лотерей. Это разница, которая между суммой выигрышного призового фонда и общей суммой средств, которую привлек оператор. Мы эту сумму облагаем налогом как доход. С 1 января 2017 года мы предлагаем ставки 22% с постепенным повышение каждый год до 28%. Это позволит вывести рынок лотерей из тени”, — зачитал под стенограмму замминистра финансов Сергей Марченко.

По данным Минфина в прошлом году,  операторы лотерей перечислили в бюджет всего 90 млн грн. Депутаты решили по-своему: с 2017 года установить 18%, посмотреть на результат, а с 2018 поднять налог до 24% с постепенным повышением в последующие годы.

Для министра финансов Александра Данылюка “сюрпризом” также стал отказ комитета поддержать передачу баз данных от ГФС  к Министерству финансов.

ЭП уже писала о том, что ранее Олег Крышин заявил: за передачу баз данных в зале не будет голосов. Так и случилось.

С одной стороны — МВФ против, однако ранее в разговоре с ЭП Данылюк уверял, что с Фондом этот момент согласован. Второй нюанс – против глава ГФС Роман Насиров и в кулуарах смену позиции комитета объясняли именно его влиянием.

Сейчас план таков: до 1 июля провести аудит баз данных, а там видно будет. Минфин рассматривал вариант все-таки добиться передачи баз данных через постановление Кабмина, но пока этот сценарий маловероятен.

Бюджет любит “тишину”

Во вторник, 20 декабря, заседал также парламентский комитет по вопросам бюджета. Тут заседание было назначено на 8.00. В повестке дня был законопроект поправок в Бюджетный Кодекс № 5131.

“За время доработки законопроекта к нему подана 231 поправка, из которых комитет предложил учесть всего 17. Большинство решено отклонить, поскольку они сулили уменьшение поступлений в бюджет”, — зачитал Константин Ищейкин.

Самым горячим вопросом оказался акциз с розничных продаж топлива, который в этом году решено расщепить: 13,44% будет поступать в местные бюджеты, остальное — в госбюджет.

Масса вопросов со стороны депутатов, в том числе Оксаны Сыроид и Виктории Войцицкой, касались того, как Минфин будет вести учет проданного топлива, распределять его между городами и в состоянии ли министерство вообще проверять и контролировать объем этих продаж.

“Первый квартал 2017 года мы считаем по базе 2016, а потом доли акциза могут быть скорректированы на основе данных, указанных в налоговых декларациях”, — прояснил замминистра финансов Сергей Марченко.

Марченко также внес поправку, которой привязал дотацию местным бюджета в 14,9 млрд грн к конкретным расходам — она может идти только на финансирование учреждений образования и здравоохранения. Так, дотационные средства могут быть потрачены только на оплату труда, оплату коммунальных услуг и платежей за энергоносители.

Подобный механизм по акцизу с топлива порождает еще один вопрос. Этот налог фигурировал в списке источников наполнения дорожного фонда. Депутаты отложили создание фонда на 2018 год.

“Будет дорожный фонд — тогда будет этот акциз наполнять дорожный фонд. Этот фонд не может строить только государственные или только местные дороги.  Значит города получат свою часть дорог под эти деньги. Посмотрим. Этот вопрос пока дискуссионный”, — сказал Марченко.

В этот же день бюджетный комитет собрался еще раз — для рассмотрения проекта бюджета ко второму чтению. Из-за затянувшегося рассмотрения балансовых законопроектов депутаты долго не могли определиться со временем.

В результате бюджетный комитет собрался в 3.00 часа ночи за закрытыми дверями — представителей СМИ на заседание не пускали.

В разговоре с ЭП глава бюджетного комитета Андрей Павелко объяснил формат заседания так: изначально оно планировалось в здании комитета на Банковой, но позже, из-за срочности, решили собраться “под куполом” и бюджетному комитету “просто дали такой зал”.

На заседании, по его словам, все было в “очень рабочем и техническом режиме”.

Заседание длилось минут 40 в присутствии премьер-министра, министра финансов и министра аграрной политики.

Что изменили депутаты за это время?

Увеличили поступления налога на прибыль на 3,35 млрд грн., сумму возмещения НДС на 1,5 млрд грн, поступления от дивидендов на 150 млн грн. Как объяснили ЭП в Минфине, дополнительные поступления по налогу на прибыль в том числе ожидаются и из-за снижения ренты на добычу нефти.

Уменьшили доли акцизов с топлива, которые будут поступать в спецфонд госбюджета — с 26,75% до 23,06%.

Определили для местных бюджетов новую субвенцию на погашение разницы по коммунальным тарифам в размере 5 млрд грн. Минфин был против этого — опять-таки согласились ради голосов.

Депутаты дополнили бюджет такой нормой: если Киев потратит на строительство Подольского моста сумму не более 1,135 млрд грн, Минфин может списать часть городского долга, который возник в 2015 году из-за приравнивания в процессе реструктуризации части долга Киева году к госдолгу.

Также под принятые изменения в Налоговый Кодекс в бюджете поступления от ренты уменьшены на 1,7 млрд грн, от радиочастотного сбора – на 1 млрд грн, ренты за транспортировку аммиака – на 1,3 млрд грн. Пересмотрены показатели  по доходам от акцизов и пошлин.

На последнем этапе правительство согласовало поправки в бюджет по ключевому принципу — обеспечить максимальное количество голосов за поддержку сметы.

Изменения по расходам максимально отражают этот подход. Депутаты увеличили расходы бюджета на поддержку шахты Нововолынская (130 млн грн), охрану природы (160 млн грн), расходы на развитие инфраструктуры территориальных общин (500 млн грн), селекцию рыбного хозяйства (30 млн грн).

СБУ также в следующем году получит дополнительно 300 млн грн. На полмиллиарда увеличена субвенция на социально-экономическое развитие регионов.

****

Основная задача Минфина сейчас — досчитать все то, что было принято сегодня ночью и понять влияние этих изменений на бюджет.

Уже сейчас виден большой риск, что смету раздули в расходной части и в течение года нужно будет изыскивать ресурс для выполнения обещанных “хотелок”.

Джерело