На телеканале «1+1» с самого утра – усиленная охрана.

Об этом на свой странице написала телеведущая Маричка Падалко на своей странице в Facebook.

«На канале сегодня с утра, как и в это же время три года тому – усиленная охрана. Тогда мы хотели уберечься от возможного штурма во время событий на Майдане, сегодня – от возможного «отжима», – сообщила она.

Руководство телеканала «1+1» предполагает, что ситуация, когда Нацсовет не выдает им лицензию на вещание связана с позицией Администрации президента, которой “невыгодно иметь неподконтрольный медиа-ресурс».

«Для нас стало неожиданностью узнать, что председатель Нацсовета связывает ситуацию с продлением лицензии канала «1+1» с национализацией «ПриватБанка». В нашей стране существует механизм национализации банка, но, слава Богу, нет механизмов национализации телеканалов», – заявил гендиректор «1+1 медиа»  Александр Ткаченко.

Он добавил, что комментарий Юрия Артеменко подтверждает, что у государства есть интерес к активам канала «1+1».

Ткаченко заявил, что канал не является активом «ПриватБанка».

«В студии нет кредитов или долговых обязательств перед банком. В частных разговорах я неоднократно получал информацию, что со стороны Администрации президента осуществляется давление на Нацсовет. Связываю это с тем, что перед выборами Администрации президента невыгодно иметь неподконтрольный медиа-ресурс», – говорится в заявлении гендиректора «1+1 медиа»  Александра Ткаченко.

Александр Ткаченко также отметил, что в законодательных нормах отсутствует информация, что необходимо ждать месяц (до 23 января 2017 года) на получение документа о пролонгации лицензии.

«Нацсовету ничего не мешало выдать нам лицензию сегодня, но этого не происходит. А происходят разговоры на тему «будьте лояльны к президенту», подождите, дайте тот документ или другой», – заявил он.

«Мы подали пакет документов со всей необходимой информацией шесть месяцев назад. Сейчас, как видим, происходит подмена понятий и у нас есть все основания для опасений, что Нацсовет может отменить принятое ранее решение. Запрос госпожи Фищук (формально мы так и не получили) о конечном бенефициаре не более чем хитрость, которая не может влиять на факт выдачи нам лицензии», – заявил Ткаченко.